Glitch

Категория: Статьи
В течение последнего десятилетия XX века развитие компьютерных технологий (а именно — появление в массовом пользовании WWW и программ для низкоуровневой работы со звуком) инициировало новое направление в электронной музыке. Даже не столько направление, сколько новый подход к работе, который можно назвать «пост-цифровым»(post-digital); такое определение предложил американский музыкант и теоретик Ким Кэскоун (Kim Cascone) в своей статье «Эстетика ошибки» (The Aesthetics of Failure).
Проследить полную родословную этого направления весьма трудно, но можно отметить как минимум два решающих момента. Первый — движение итальянских футуристов начала XX века,второй — уже упомянутое выше сочинение Джона Кейджа — 4'33''.
Футуризм был попыткой переосмыслить жизнь, которая с приходом новых технологий начала обретать иные формы. Звуковое окружение, порождаемое работающими машинами, заводами и электричеством — это ничто иное, как музыка. Своей знаменитой композицией Кейдж наглядно продемонстрировал эту идею — смещение фокуса с переднего, музыкального плана на «немузыкальные» события, т. е. акустический фон, создаваемый окружением.

В наши дни, благодаря достижениям в области цифровой обработки звука, музыканты получили возможность выйти на новый, недостижимый ранее качественный уровень. Многие утопические идеи были воплощены в числахи алгоритмах при помощи компьютера. Например, теория гранулярного синтеза, зародившаяся более 100 лет назад, не имелав то время средств и методов для практической реализации. С переменным успехом эту идею пытались реализовать начиная с середины прошлого века (в частности, этим занимался французский музыкант и композитор Яннис Ксенакис (Iannis Xenakis)), в полной же мере этот метод синтеза был имплементирован с появлением языка программирования Сsound и программной среды Max/MSP.

Glitch — значит сбой, ошибка, аварийное завершение, «зависание» программы или системы.
Эта эстетика развивалась под воздействием рабочей среды, в которой находились музыканты. Специфика цифровой среды предоставляла обширное поле для творческих экспериментов: шум различных компонентов работающего компьютера, фон и наводки звуковых карт, а также звуки работающих модемов и жесткихдисков — все это быстро нашло применение в музыке.Но самым интересным явлением в этойсфере —с творческой точки зрения — была ошибка, а точнее, порождаемые ей акустические ситуации. Программный синтезатор (сэмплер, секвенсор), «зависнув», способен выдать неожиданно звучащий результат. Аудиофайл, казалось бы, испорченный в результате фрагментации жесткого диска или сбоев файловой системы, иногда в итоге звучит очень интересно. Документ текстового редактора (или другого офисного/графического приложения) может быть по ошибке открыт в аудио-редакторев видеRAW-данных, и он будет звучать совершенно фантастическим образом. Наконец, такие нежелательные явления, как цифровой clipping, aliasing, и даже царапины на поверхностикомпакт-диска, тоже оказываются весьма полезными.
Одним из пионеровglitch-музыки является японский саунд-артист Ясунао Тонэ (Yasunao Tone). Во время своего выступления в Нью-Йорке в 1985 г.он включал покалеченные компакт-диски; собственно, никакой музыки CD-проигрыватель уже не играл, публика слушала зацикленные фрагменты звука, возникающие в результате считывания лазером поврежденных дорожек. Эксперименты Тонэ можно услышать на альбоме Solo For Wounded CD, это тот самый «глитч» в первозданном виде. Чтобы продолжить задуманное, музыкант, по его заявлениям, вынужден был использовать технологически устаревшее оборудование, поскольку производители CD-плееров стали снабжать свою новую аппаратуру системой коррекции ошибок считывания.

В 1994 г. немецкий концептуалист Маркус Попп (Oval) записал альбом Systemisch, основой для которого послужили испорченные компакт-дискис записью Aphex Twin — Selected Ambient Works II. Эта работа вышла на лейбле Mille Plateaux, и ее можно считать первой в жанре«post-digitalmusic» —в самом полном смысле этого понятия.
С середины 90-х пост-цифровые тенденции получают широкое распространение в «интеллектуальной» электронной музыке и становятсяее неотъемлемым компонентом, а музыкальные журналисты и критики немедленно озадачили себя придумыванием новых слов для нового стиля: такие названия, как microwave, sinecore, DSP-music довольно быстро прижились и вошлив обиход.
Во второй половине 90-х такие артисты, как Ryoji Ikeda и Carsten Nicolai (Alva Noto) нивелируют саунд и доводят концепцию до совершенства.Их музыка — это сигнал, структурированные данные или акустическая матрица.
В 2000 г. Mille Plateaux выпускает компиляцию микромузыки под названием Clicks + Cuts (на последующих сборниках название трансформировалось в Clicks & Cuts). Более удачного и исчерпывающего названия для этого музыкального направления придумать уже невозможно, и с тех пор ярлык clicks`n`cuts используется в качестве понятного всем стилистического определения.