Россия Электронная

Категория: Статьи
Применительно к музыкальной сфере в современной России удачно подходит несколько грубое, но правдивое изречение: “У нас все было, но мы это ВСЁ просрали.”
Восстановим ход событий.
Начало 90-х.
На пепелище советской системы с шумоми грохотом притопали инвесторы, представители зарубежных компаний и явившиесяиз ниоткуда местные предприниматели.
В страну хлынули ничем не сдерживаемые потоки запрещенной культуры. Формировался рынок потребительских товаров, представленных в широком ассортименте.
Этот этап можно условно окрестить как “этап пробного маркетинга”. Большой бизнес тестировал на россиянах различную продукцию, выискивая группы товаров, которые будут пользоваться наибольшим спросом.
Наблюдается море разливанное всеразличного музыкального материала на всех видах носителей. Организуются концерты зарубежных звезд (в том числе представляющих андерграундно-экстремальный цех). Появляются клубы (Galaktika, Plasma, Jumanji, Lsdance…), проводятся регулярные вечеринки, рейвы (много open air-ов). Открываются магазины зарубежной музыки (“Пурпурный Легион”, “Правительство Звука, Трансильвания”), но ещё быстрее их пираты наводняют пока относительно пустой рынок дешёвым, но вполне качественно оформленным материалом. Периодика пестрит модными журналами, газетами (OM, Ptuch, DownTown, Музыкальная Газета). Владельцы радиостанций приглашают клубных ди-джеев, организуются специализированные эфиры на радиои телевидении, как в виде сетов (“Кружатся диски”), так и в виде ознакомительно-экскурсионных программ (“Back To The Universe”). Рождается отдельная радиостанция клубной и не очень электроники – радио “Станция 106.8”.
“Клубная культура” галопом несется в глубь России, доставая до самыхеё далеких окраин. Повсюду “музпросвет”.
Создана хотя и шаткая,но всё же благодатная среда: есть инвесторы и есть энтузиасты, готовые засчет денежных траншей превратить совковую Россию в центр прогрессивного движения.
Идилия продолжается до 17 августа1998 года.
Потом всё рухнуло. Сразу закончились деньги и энтузиазм. Зарубежные инвесторы свертывают финансовые лавочки и в ужасе утопывают обратно на Запад.
А без них культура начинает чахнуть. Активистам как-то сразу стало скучно и неинтересно.Они мгновенно осознают бесперспективность своего дела.
Умирает едва родившиеся андерграундные лейблы и промо-группы, после череды скандалов и предсмертных конвульсий закрывается “Станция 106.8”, отдав частоту клону “Русского Радио”, незатейливо названному “Русское 2”. Некоторые из ди-джеев Станции переходят на гоп-поп- радиостанцию “Динамит FM”, хотя их присутствиене изменяет общей картины безвкусного однообразия. Из эфиров других радиостанций начисто вымываются остатки интересной электроники. Часть специализированных клубов закрывается, уступая место более приземленным и менее ярким образованиям. Теперь владельцы клубов не гнут прогрессивную линию. Мероприятия определенного плана, будь то концерт, вечеринка или не дай бог рейв, проходят крайне нерегулярно и грешат плохой организацией.
Сегодня электротанцориентированным промоутором, продвигающим не-ибицастайл может стать только сильно убежденный в себе активист, который не боится идти на почти 70%-ный риск провала и банкротства.У него обычно нет спонсоров, а денег хватает на 1–2 вечерины. Причем рассчитывают даже не на прибыль,а хотя бына окупаемость мероприятия. Т.е. работают за идею.
В крутых клубах организуются вечерины с “крутыми” ди-джеями, играющими танцевальную электронику самого приземленного уровня, т. е. эксплуатирующими стандарты Ибицы и Лав Парад.
Официальное СМИ стряхнуло с себя остатки электромузыкальной культуры (последней ласточкой была интерактивная программа “Элементы-Модель для сборки”, совмещающая в себе музыку, литературу, видеоарт и общениесо зрителями). Тот, кто сейчас включит телевизор, радиоприемник, заглянет в газетыи журналы, никогда не догадаетсяо таком понятии, как “электронная музыка” и “андерграундное искусство”.
А что жеон увидит/услышит и о чем прочитает?
Обыватель будет авторитетно и настойчиво проинформирован о том, что современная музыка состоит из европопа, рэпа, “русского” рока, блатного шансона, классики и эстрадной песни. Всё.
Объяснений этому может быть несколько.
Объяснение первое.В СМИ-бизнесе остались те же люди, т. е. богатые и образованные олигархи. Но они решили, что на молодежной культуре ничего путного не заработаешь.И просто отказались от такого формата. Сюда можно приплести социологические исследования, констатирующие демографический кризис, стремительное старение и вымирание российского населения. Т.о. контингент потребителей медиа-информации, по их расчетам,в основном состоит из тех, кому за 40. А они, без сомнения, должны полюбить программы с шутками про тещу, водку и импотенцию, сериалы про бандитов, шоу с оскорбляющими друг друга людьми и бесконечные сводки криминальной хроники под аккомпанемент
“Муси-пуси,муси-пуси,
Миленький мой,
Я горю, я всяво вкусе
Рядом с тобой”.
Кстати, созданный мин.культом для остальной части населения канал “Культура” ревностно выполняет свои “культурные” обязанности, подчуя затхлой стариной разного рода ретроградов и консерваторов.Не канал,а музей великих нетленок. Время остановилось, современного искусства не существует,и оно никогда не появится.Его просто нет. Где видеоарт?Где звуковые инсталляции? Где Ars Electronica? Где мультимедийное искусство?
Объяснение второе.Молодых либералов, интеллигентов, стоявших у руля СМИ, сменили авторитеты с зоны, богатые уголовники, выбившиеся в свет маргиналы. Их блатная душа требует, чтобы вокруг играл один шансон и шутили про водку. Почёсывая волосатый живот, они развалятся в любимом кресле с бутылкой пива и, смачно отрыгивая, будут ржать над юморесками Петросяна.
А что осталось НАМ?
Москва.
Интересный музыкальный материал в оригинальном исполнении продается в центре по неприемлемым для народа 17-20 евро, а в виде дешевой пиратки распространяется в нескольких культовых местах типа Горбушки. У пиратов можно найти почти всё, в большом объёме, и притом самое последнее. Ассортимент широк: от electroclashи post-rockдо breakcoreи japanoise.
Современную электронику на радио представляет лишь А. Троицкийсо своим “FMДостоевкий”.
Наблюдается активность среди достойных упоминания зарубежных музыкантов и продюссеров.Из недавних гостей Москвы: Mouse On Mars, Squarepusher, Aki Onda, Yoshio Machida, Lali Puna, Pan Sonic. Вообще, в столице, как и на Западе, сейчас хайп на всё японское. Японские музыканты к нам один за другим приезжают.
Почти у каждого москвича (и у далеконе каждого россиянина) есть спец. инструментарий в виде компьютера с требуемым программным обеспечением, иногда дополняемый аналоговыми устройствами. Отдельные личности добираются потом и до большой сцены.
Организуются фестивали андерграундного искусства. Они малобюджетныи почтине офишируются. Бедные творцы неформатного мировоззрения работают только из любвик Прекрасному.
Остальная Россия.
Она крайне неодназначна. С одной стороны, вся Родина, кроме Москвы и Питера, – деревня, глушь. Там совсем плохо с не-традиционной культурой. Лепестки прогресса завяли, даже не распустившись. Ищущая часть населения пытается горлом ловить дыхание примоднённого московского ветерка, и, теряя его нить, лезет в сеть. Активисты прячутся в глубинных закоулках анлерграунда. Каждый сам за себя.
Но….
Столицой российской электроники уже на протяжении более чем 10-ти лет является… Нет, не Москва,не Питер… Ижевск. Тут штабквартира самых светлых голов Отечества. Они показывают направление движения, диктуют стандарты. Т.е., в основном, удачно копируют западный саунд аля Warp & Ninja Tune и др. известных лейблов, показывая, что Мы, как говорится, “щи не лаптями хлябаем”, а ещёи кнопки умеем талантливо нажимать.
Ещё один парадокс.
Электроника в загоне, вокруг шансон.
Тем не менее, количество российской электромуз. продукции растет день ото дня. К тому же, качество оформления материала выполнено на очень высоком уровне. Модный, концептуальный дизайн, каждый второй релиз – в дигипаке или спец. кейсе.
На Западе, пока осторожно, начинают признавать существование российской электронной сцены. Наших музыкантов приглашают за границу. Саунд аля rus – это экзотика. Всем интересно, как эти скифы в шубах будут управляться с синтезаторамии лэптопами,и чтоиз этого всего выйдет.
Самым популярным российским проектом на Западе, как мне кажется, до сих пор остается Messer Fur Frau Muller.
Активисты с деньгами,не вынося электромуз. движение в массы, оптимизируют его количество и качество, надеясь на постепенный рост интереса со стороны аудитории.
А интерес растет. Публика устала, что её подчуют тухлыми артефактами и заморскими сладостями. Хочется послушать своего, но не тупогои деревянного,а своего модного, так, чтобы бьло не хуже западного.
Получается так, что пламенные российские активисты (типа DJ Groove, который, много говорил о несении “’клубной культуры” в народ,но сам натворил не пойми что) не достигли результата в том виде, в каком хотели. Так называемый “простой народ” не подозреваето таких вещах, как idm, industrial, breaks, glitch и т. д.и убежден, что электроника – это “тупая стучалка” для глупой, несозревшей молодежи. Зато для того, кто живет в Москве/Питереи напална электро. след, есть вполне реальная возможность влиться в движениеи найти единомышленников.
— Ты видишь суслика?
— Нет.
— А он есть!
Музыки не видно и не видно тех, кто её слушает.Но они есть и их много. Гигантское и многостороннее направление “неформатной”, “сложной” музыки с тысячами поклонников и последоватей сформировалось в крепкую субкультуру. Обитает она в подвалах, небольших клубах, в местах продажи музыки и, конечно, в сети Интернет. Тут нет лишних, глупых и серых людей. Все другс другом знакомы, общаются, обмениваются и помогают новичкам освоиться.
Хотя и медленной поступью, спотыкаясь на каждом шагу, но Мы продвигаемся вперед!

подготовил и адаптировал,
В Р О М Б Е Р